СИДИМ на ЗОЛОТЕ, а СТАДО РАЗМНОЖИТЬ не можем...

 Мой знакомый на окраине Ставрополя держит 15 зааненских коз, из них 10 дойных, каждая из которых дает около 600 литров молока, итого около 6 тонн молока от стада в год. Продает это молоко на рынке по 50-100 руб. за литр и этим кормит семью. Я спросил, справляется ли он. "Да, только жена доить помогает". Вот прекрасный пример малого предпринимательства, на который молится весь экономический блок правительства и депутаты нашей Думы.

Другой мой знакомый на юге Голландии на своей ферме содержит 1200 коз, из них 1000 дойных (150 ремонтное стадо, 50 козлы) и получает около 1000 тонн молока в год (козы не гуляют, получают сбалансированные корма, а потому дают в среднем по 1000 литров). Сдает молоко по 0,25 центов за литр на завод. Валовая прибыль составляет 250000 евро. Я спросил, справляется ли он. - Да, только жена доить помогает (2 раза в день на "карусели" по 2,5 часа на одну дойку).
 Таким образом, нашему земляку нужно всю жизнь заниматься стадом самому, передать это дело сыну, тот внуку, затем правнуку. Пройдут революции и войны, возникнут и разрушатся государства, а его семья лишь на 150 год работы получит, наконец, то количество молока, которое голландец получает за год. С такой производительностью труда мы навсегда останемся нищей колонией, живущей только продажей сырья.
 
Однако именно такой вид хозяйствования пропагандируется и внедряется в жизнь, в том числе, депутатами нашей Думы. Выделенный миллиард на поддержку малого предпринимательства распыляется между сотнями жаждущих. На 0,4-1,5 миллиона рублей можно открыть очередной пивбар, или завести кроликов,...или купить 15 коз.
Молодой Маркс писал о том, что конечной целью развития человечества является ликвидация отчужденного труда, то есть труда, направленного исключительно на получение средств для выживания. Если исходить из этой точки зрения, то нужно развивать производства с очень высокой производительностью труда и малым количеством работников, а не оценивать его только с позиции количества созданных рабочих мест. А чтобы все были заняты, нужно просто постоянно уменьшать рабочее время при сохранении достаточной оплаты труда. В конце концов там, где трудился один, будут работать двое с той же оплатой труда. Создание рабочих мест просто ради их количества не требует много ума. К примеру, в Голландии на 300 фермах получают около 250 тысяч тонн козьего молока в год. Значит, и у нас есть потребность в таком количестве. Если поставить задачу получить подобное количество молока побудив население покупать (на гранты по 0,5-1 миллиона рублей) коз и пасти их подобно первому моему знакомому, то можно будет создать до 50 тысяч рабочих мест в самых отдаленных селах. И это вместо трехсот занятых этим делом в Голландии. Но нужны ли они нам, такие убогие рабочие места?
 Когда говорят, что вот иностранцы выкупят нашу землю и им не нужна будет социалка на селе - это верно. Но если следовать популистской логике некоторых депутатов, что вот мол наши бизнесмены берут на свое попечение и социалку, и сохраняют рабочие места - это значит, чтобы два работника фермы, подобной голландской, «прибавили» себе на кормление колхоз. По крайней мере такая точка зрения у депутатов, которую озвучил один член партии «Единая Россия». Как выдержать конкуренцию с остальным миром и не прогореть на стоимости продукции чиновников не заботит.
Это вообще дикая мысль малообразованных, и в то время совершенно не знакомых с рынком последователей Гайдара, что рынок сам все решит. Отсюда желание все заботы переложить на бизнес, а армия чиновников может лишь стоять в сторонке и гордиться общественным строем.
Бизнес должен получать прибыль и платить налоги. Создавать же рабочие места для "лишнего" населения обязано государство в лице местной власти! А для этого необходимо создать механизм проектного финансирования. 
В настоящее время от отсутствия перспективы население в русских селах спивается и вымрет в ближайшие 20-30 лет, а в Ингушетии, Дагестане и других Кавказских республиках из-за невозможности молодому человеку найти работу и прокормить семью нынешний экстремизм отчаяния, проявляющийся пока в отдельных актах терроризма, постепенно трансформируется в социальный взрыв. Не видеть этого также преступно, как не видели в течение 20 лет возникающих проблем в Украине.
Поддерживать социальный мир можно двумя путями. Первый - содержать тысячи военнослужащих МВД, ФСБ, национальной гвардии для борьбы с бандитизмом и вооруженного усмирения отчаявшихся безработных нищих людей, второй - создавать тысячи рабочих мест на селе с целью снятия напряжения на рынке труда, ликвидации застойной бедности, приостановки вымирания России и стабилизации социальной обстановки.
Какой из путей более выгоден в финансовом отношении?
 
 

ПОКАЗАТЕЛИСодержание
 солдат-контрактников МВД и др.
Создание рабочих мест в селах
Цена создания 1 местаБолее 3 млн. руб. на строительство военной базыОт 20 000 до 100 000 рублей (например, при восстановление производства шелка)
Поддержание деятельностиболее 10 000 руб в месяц на одного военнослужащего-
Ежемесячное содержание30 000 рублей-
Социальная обстановкаПерспективы нет, напряжение нарастает Нормализуется
Получение импортозамещающей продукции и прибыли от работы предприятийнет+
Поддержка государства в процессе деятельностиОбязательна постоянноНе требуется
Улучшение качества жизни людейнет+
Депопуляция, вымирание РоссииУсиливается еще и из-за отрыва солдат от семейной жизниВозможна стабилизация

 

Из таблицы видно, что на создание 1 рабочего места нужно в разы меньше средств, нежели на содержание контрактников, но их число растет, в то время как механизма создания рабочих мест на селе до сих пор нет.
А между тем возрождение кооперативов может решить проблему.
Например, в советское время на Северном Кавказе было производство шелка. Для того чтобы его восстановить нужно посадить широколиственную шелковицу около сел (для чего выделить земли или восстанавливать ими лесополосы), раздавать весной грену для размножения гусениц, выкупать у населения куколок и перерабатывать на заводе (стоит 100 миллионов рублей в Китае) производя ткани, подушки, белье, картины и т.д. Вот вам тысячи сезонных рабочих мест в деревнях (для детей и пенсионеров) и 300 постоянных рабочих мест на заводе. Возьмется ли за это бизнесмен имеющий деньги? Только если он желает их потерять.

С 17 марта Минсельхоз начал конкурсный отбор участников ведомственной целевой программы "Поддержка начинающих фермеров в Ставропольском крае на 2015-2017 годы". Размеры гранта зафиксированы в диапазоне от 400 тысяч до полутора миллионов рублей. Участие в программе этого года - около 200 человек, занимающихся или планирующих заниматься животноводством или производством плодов и овощей. Подобные суммы могут немного поддержать уже имеющееся производство, но создать нечто стоящее нельзя. Подобная поддержка будет лишь тиражировать убогих, не имеющих перспектив предпринимателей, которые никогда не смогут конкурировать с западными производителями. Та же голландская ферма, построенная заново в наших условиях, стоит не менее 300 миллионов рублей.
По-настоящему создать возможность зарабатывать на селе возможно только создавая кооперативы в каждом селе, для чего вновь нужно проектное финансирование, так как у крестьян денег нет, они изъяты многочисленными дефолтами. И государство обязано не тратить деньги на мегапроекты типа футбольных, а вернуть изъятое, дав возможность организовать работу. Работа на селе быстро приведет к повышению рождаемости, так как в селе ребенок помощник, а как только повзрослеет - труженик. А в старости и кормилец. Раньше младший ребенок вообще не имел права уходить от родителей, так как обязан был присматривать за стариками. В городе ребенок уже не помощник, так как никакого хозяйства в квартире нет, а крикливый квартирант. То, что тратилось только на себя, теперь расходуется и на него. Это конкурент, отбирающий жилплощадь, деньги и время. Больше двух детей в таких условиях могут себе позволить только неадекватные люди. Ребенок в городе экономически невыгоден. Всю историю западной цивилизации деревня являлась маткой городов. Деревенские жители уходили в города, пополняли их. А теперь все ушли в города. Но городская среда уродует такое животное, как человек. И в города уходят не жить. В них идут вымирать. И многоэтажные дома - это просто комфортабельные могилы. А потому нужно не слушать заявления явно недалеких людей в правительстве, что села стали не перспективными, а восстанавливать жизнь в селе и население в государстве.
В связи с миграционном оттоком (переездом граждан из сел в города) в поисках лучших условий для жизни и естественной убылью (превышением смертности над рождаемостью) происходит стремительный процесс вымирания деревень в России – в стране, являвшейся еще недавно процветающей аграрной страной. По данным Министерства регионального развития с 1989 года в России исчезло 23 тыс. населенных пунктов, из них 20 тыс. сел и деревень. В Сибири за последние годы исчезло 11 000 деревень и 290 городов. Деградация, миграция, вымирание привели к тому, что 20 тысяч деревень были стёрты с карты России, а в 47 000 селах проживает менее чем по десять жителей. Депрессивное состояние множества российских сел, деревень и поселков, а также значительного количества малых городов стало причиной следующих тенденций: - исчезновение социально-аграрного и хозяйственно – культурного пространства; - преобладания импортного продовольствия и промышленных товаров, тем самым усиление импортной зависимости; - износ оборудования и инфраструктуры; - вымирание и вырождение сельских территориальных сообществ; - исчезновение лучших ремесел и промыслов, народной медицины, ярмарок, праздников, преемственности многих поколений. Где уж нам строить новые города, если даже ныне существующие уныло доживают, унося саму память о былом величии и крепком духе русских людей. Услышим ли мы слова нашего современника, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II: «Сердце болит при виде многострадальной Родины нашей — вымирания народа, безпризорных детей, разрушенных деревень и сел, пустующих полей. Отступили мы от заповедей Христовых и пожинаем горькие плоды этого отступления. По-человечески сил для возрождения нет. Но с Божией помощью все возможно!»

Создавать рабочие места нужно и экспортом товаров высокого передела. Наш край считается производителем пшеницы и стремится продавать ее за границу. Но стоит ли этим гордиться? Ведь уже всем известно, к примеру, что Турция приобретает у нас 7 млн тонн пшеницы в год, причем ей нужно для внутренних нужд 14 млн тонн, которые она сама и производит. Всю пшеницу, купленную у нас, она перерабатывает в муку и продает уже по другой цене в Африканские страны.
Ситуация с производством зерна является самым наглядным примером состояния мышления сегодняшней правящей элиты в регионе. Мало того, что из года в год мы не можем продать произведенное зерно по достойной цене, так повторяем эти ошибки из года в год. И не лучше ли выращивать животных и птицу на вывозимом ныне зерне?
Следовательно, в структуре Министерства сельского хозяйства нужно предусмотреть не просто отдел экономики, а отдел экономики и внешнеэкономической деятельности, который бы изучал конъюнктуру продовольствия на внешних рынках и продвигал нашу продукцию за границу, так как самим производителям это делать невозможно.

Построит ли бизнесмен, к примеру, тракторный завод в России? Ни в коем случае. Лучше выкупить или пробурить скважину и уже к концу года иметь прибыль 20-30%, чем построить завод, который окупится лет эдак через двадцать и будет приносить 5% прибыли, при кредите минимум в 20%.
Не могу не упомянуть еще один способ создавать рабочие места. Когда голландец на ферме угощал меня кофе, зашла его жена и сообщила, что прибыла санитарная служба. Зная российские реалии я ожидал, что он тут же вскочит и побежит задабривать проверяющих. Однако он даже не сдвинулся с места. Оказалось, что фермер заключает договора с санитарной службой, с ветеринарами, с пожарниками и т.п. и те профессионально выполняют все нужные работы. В случае падежа скота, пожара и тому подобном, страховая компания немедленно погашает убытки фермеру, а затем взыскивает свои потери с той службы, которая их допустила. И только у нас вся система стоит на голове - предприниматель должен быть и пожарником, и ветеринаром, а те, кто должен бы работать, вместо этого сидят на шее государства, да еще и берут взятки. В Голландии фермер создает рабочие места не так, чтобы за тысячью коз ухаживал целый колхоз и цена молока была заоблачной, а платит специалистам, которые на ферме выполняют свою работу.

Председатель правительства молится на иностранных инвесторов, которые придут и построят подобные фермы или воссоздадут утраченные производства. Нужно быть юристом, чтобы поверить в такой бред. Иностранные инвестиции придут, но только в сырьевые отрасли или на создание предприятий по выпуску дешёвого ширпотреба, который тут же на месте можно продать. Почему иностранным инвесторам не вложить средства в другие отрасли? Потому, что в России нет ни одного фактора производства, который обходился бы дешевле, чем в других странах. В силу причин не только объективных, но и субъективных. Но ведь в либеральных концепциях об этом ни слова, как ни слова о создании национальной системы аккумуляции средств для инвестиций.

Так как этой системы нет во всей России, нам жизненно необходимо самим разработать в Ставропольском крае систему проектного финансирования для создания рабочих мест и производств, которые не выгодны частным инвесторам из-за длительности их реализации и неясности перспектив, но которые жизненно необходимы государству. А уж после того, как предприятие заработает, его можно акционировать и продать акции населению, вернув, таким образом, деньги в казну.
Отсутствие проектного финансирования тормозит и реализацию прорывных проектов.
В частности, наша организация ООО "АИН" многие годы занималась продвижением биотехнологий в практику. На создание трансгенных животных - продуцентов препарата "ЛАКТОФЕРРИН", были потрачены сотни миллионов рублей по программе союзного государства "БелРосТрансген" и основными исполнителями программы - учеными Института Биологии гена (г. Москва), удалось создать животных-продуцентов в 2007 году, но с тех пор денег хватало лишь на дальнейшие научные исследования через созданную в том числе и нашей организацией в Москве некоммерческую организацию "Золотая коза", а вот для создания производственной фермы денег не осталось.

В мире этот препарат на сегодняшний день приобретают на сумму около 6 миллиардов долларов в год при его цене от 10 до 300 тысяч (!) долларов США за 1 грамм. В Китае пытались получить этот фармпрепарат в течение нескольких лет, так как по данным Торгово-промышленных палат России и Китая, а также заключения ВОЗ, препарат, полученный из молока трансгенных коз, можно продать в количестве 90 тонн на сумму 30 миллиардов долларов в год просто снизив на него цену (данные получены при непосредственной встрече с представителями палаты Китая в Москве в августе 2013г), однако получить его им не удалось. Американская фирма, в течение 10 лет пытавшаяся получить лактоферрин, закрылась в 2015г. Таким образом на некоторое (недолгое, увы) время наша страна единственная в мире, в которой получен полноценный препарат от трансгенных животных.
В настоящее время на арендованной "Золотой козой" ферме ВНИИОК находятся десятки трансгенных коз, козлов и банк их спермы. В нашем бизнес- плане подсчитано, что имея козью ферму на 2000 голов, на четвертый год можно получить от них (при наличии 5 грамм лактоферрина в одном литре, при производительности одного животного 1000 кг молока в год, то есть 5 кг препарата от одного животного) около 10 тонн препарата. При цене в 10 раз меньшей нынешней самой маленькой стоимости его на мировом рынке (1000 $ за 1г), ферма может теоретически получить около 10 миллиардов долларов валовой прибыли уже на четвертый год после начала работ, так как себестоимость 1 г нашего препарата не превысит 100 рублей. При получении 90 тонн препарата (мировая потребность по данным ВОЗ) прибыль, при снижении цены до 350 долларов за грамм, составит до 30 млрд долларов в год. Если учесть, что прибыль всей сельхозпродукции Ставропольского края равна примерно 8 миллиардам рублей в год, то ферма, имеющая около 20 000 животных, принесет за один год прибыль, которую весь АПК края получит только за 200 лет своей успешной работы.
И еще пример: сделку с Китаем по продаже газа считают сделкой века. Она принесет доход в сумме 400 млрд долларов США в течение 30 лет, или 13,4 млрд в год за вычетом затрат на трубопровод в сумме 65 млрд долларов США. Продажа лактоферрина может более чем в три раза превысить доход от продажи газа Китаю (!) причем использоваться для получения препарата будет всего лишь корм для коз, будет развиваться новейшее направление в фармакологии, будут производиться импортозамещающие продукты питания и т.д., а затраты на строительство современной козьей фермы и перерабатывающего заводика не превысят 15 млн долларов.
Казалось бы, вот куда нужно вкладывать деньги, чтобы из отсталой страны дауншифтера выйти в прорывные, чтобы были в крае деньги и на создание рабочих мест, и на медицину и пенсии, но за 9 прошедших лет ни один из губернаторов и других чиновников края не заинтересовался проектом.
А между тем в настоящее время в с. Цимлянском на арендуемой ассоциацией "Золотая коза" у института козоводства базе находятся около 30 трансгенных коз, лаборатория, операционная, французская система для заморозки спермы и другое, приобретенное Ассоциацией «Золотая коза». И большое спасибо нужно сказать работниками института, настоящим подвижникам, которые в условиях отсутствия финансирования содержат этих животных и продолжают научную работу с ними. Вся помощь правительства Ставропольского края в настоящее время заключается лишь в приобретении минизавода по переработке молока, транспорта для его перевозки, то-есть, требуется всего около 50 миллионов рублей для того, чтобы запустить проект. Но это возможно лишь при наличии закона о проектном финансировании и аккумулированных деньгах, на которые бы были организованы перспективные предприятия. Но где те депутаты, которые хотя бы подумают об этом?

Мы не можем привлекать частных инвесторов, так как согласно Постановления правительства союзного государства, которое вначале финансировало проект, никто, кроме институтов РАН и некоммерческой организации «Золотая коза» (созданной специально для проведения исследований) не имеет права работать с трансгенными животными. Единственная ставропольская фирма ООО «АИН», являющаяся учредителем и членом «Золотой козы», имеет право реализовать продукцию. Для реализации проекта помимо сугубо научной работы еще в 2004-2005 годах нами были разработаны ТУ на продукцию из молока коз, так как никаких ГОСТов с советского времени не было, для чего в 2005 году ООО "АИН" восстановило за десять миллионов рублей экспериментальный завод в бывшем институте НИИКИМ (ныне разворован и уничтожен).
Казалось бы, приобретай завод по переработке молока, создавай ферму и реализуй проект.
Однако в настоящее время денег у организации нет. Кредиты в банках для сельского хозяйства просто разорительны, да и получить их невозможно, а отсрочек по выплатам процентов (пока подрастут животные) у нас не предусмотрены. Да и закладывать для получения кредита нечего.
Когда представитель торгово-промышленной палаты Китая в августе 2013 года спросил меня почему, буквально сидя на золоте, мы за эти годы так и не размножили стадо и разве Правительство не видит этого, пришлось ответить - потому, что, к сожалению, в составе нашего правительства нет ни одного китайца. Думаю, что либо они, либо еще кто просто выкрадут у нас животное или сперму трансгенного самца, и мы потеряем возможность жить лучше и выглядеть перед всем миром хоть чуточку умнее. Уверен, что через несколько лет мы, как всегда, уже будем закупать этот препарат на сотни миллионов за рубежом.

Или разработать закон о проектном финансировании, который необходим для создания необходимых государству, но не выгодных бизнесу производств в Ставропольском крае. Без подобного закона разработчикам прорывных проектов, а также организаторам необходимых краю производств придется, как это было всегда в России, уезжать за границу, где сразу находятся деньги, а затем Россия, как и всегда, продает нефть и газ, а на эти доходы покупает разработанную в России продукцию высокого передела, но производимую ныне за рубежом.

СПРАВКА

Для чего нужен лактоферрин.

у детей, находящихся на искусственном вскармливании-снизит смертность детей в 5 раз;
-снизит инвалидность от болезней, связанных с низким иммунитетом.
у онкобольных-повысит выживаемость за счет укрепления иммунитета
является профилактическим и лечебным препаратом при всех иммунозависимых опухолях (в дозе 0,1 грамма в день в течение 10 дней)
при внутрибольничных и других инфекциях, нечувствительных к антибиотикам!!!действует как антибиотик, к которому не могут приспособиться микробы, повышает эффективность существующих антибиотиков
при сезонных заболеваниях у детей и взрослыхявляясь наилучшим и совершенно безвредным естественным для человека иммунопротектором среди всех ныне находящихся на рынке снизит заболеваемость за счет повышения иммунитета (в дозе 0,1 грамма в день в течение 10 дней)

 
Помимо препарата мы можем получить:
 
А) Новая продукция из молока обычных коз:
 

  1.  Импортозамещающие продукты: сыр типа Рокфор и другие сыры из козьего молока (это направление отвечает отраслевой целевой программе «Развитие маслоделия и сыроделия в России в 2011-2013гг»). Продукция выпускалась по собственному ТУ в 2005г.

  1.  Инновационный продукт - сухое молоко коз для применения в детских молочных смесях. Продукция выпускалась по собственному ТУ в 2005г.

 
Б) Из молока коз-продуцентов, содержащих человеческий лактоферрин: (аналогов в мире не существует)
 
1.      Стерильное молоко содержащее человеческий лактоферрин, полученное путем продавливания через микрофильтры в качестве лечебного продукта (идеальный заменитель грудного молока) для детей. (Получен сертификат соответствия)
 
2.      Сухое молоко, содержащее человеческий лактоферрин в качестве детского питания в составе молочных смесей (аналогов в мире нет).
 
3.      Лекарственные препараты (антибиотик, иммунопротектор (запатентовано 12 лекарственных форм). На мировом рынке отсутствуют. (Это подходит под Стратегию развития фармацевтической промышленности РФ на период до 2020 года). (Имеются патенты на лекарственные средства. Подписан протокол о начале клинических испытаний лактоферрина).

 
АВТОР:

Валерий Шестаков, Вице-президент Ассоциации «Золотая коза», директор ООО «АИН», д.м.н., полковник медслужбы в отставке…

 

Tags:  зааненская коза козье молоко лактоферрин Голосование: 
0
Голосов пока нет
Menu:  Публикации

Добавить комментарий